Пчелиные войны
Пчеловоды во время посадки в улей новой пчелиной семьи. Фото: Алексей Насыров/ТАСС

Пчеловоды во время посадки в улей новой пчелиной семьи. Фото: Алексей Насыров/ТАСС

Пасечники сражаются за главный бренд Алтайского края

Роспатент зарегистрировал место происхождения товара «Алтайский мед». Исключительное право на его использование получил краевой кооператив «Алтай — медовый край», объединяющий пчеловодов нескольких муниципалитетов региона. Эта новость встревожила алтайских пасечников: люди опасаются, что теперь им придется доказывать географическое происхождения меда, заказывая в Россельхознадзоре анализы заоблачной стоимости.

«Русская планета» выяснила, что означает регистрация бренда для обычных пчеловодов, и как она повлияет на защиту меда от фальсификаторов.

«Отпечаток пальцев меда»

– В крае 6 тыс. пчеловодов, по неучтенным данным — 20 тыс., включая тех, кто держит по одному улью для души. Так вот, все эти пчеловоды не производят и десятой части того якобы алтайского меда, который представлен на рынке. Все остальное — подделки, — рассказывает «Русской планете» Юрий Богуславский, руководитель кооператива «Алтай — медовый край». — На последней выставке «Интурмаркет» в Москве вокруг нашего Алтайского стенда стояли десять киосков с якобы алтайским медом. Продавали какой-то кедровый, тыквенный, дынный, даже кандыковый. Это какие должны быть плантации кандыка? Спрашиваешь у них, откуда мед, а они на ходу придумывают: 500 км от Бийска. Это где — в Монголии? И что продают под видом меда? Он у них желто-зеленый…

По словам Богуславского, исключительное право на владение брендом даст кооперативу возможность следить за тем, какой мед под видом алтайского продается на самом деле:

– Конечно, всех проконтролировать невозможно, но мы будем проверять хотя бы тот мед, который продается во всех этих гипермаркетах и супермаркетах. Ведь что они делают? Покупают у наших пасечников 100 кг для документов, а продают 100 тыс. тонн!

Богуславский считает, что даже информация о регистрации бренда «Алтайский мед» умерит наглость фальсификаторов.

– Одно упоминание об этом на них уже повлияет, они уже побоятся, — считает он. — Останутся только самые наглые.

Как определить, насколько мед, продающийся под видом алтайского, соответствует этому определению? Такая технология уже разработана кандидатом биологических наук, доцентом Алтайского госуниверситета Константином Куцевым. Он составил библиотеку инфракрасных спектров меда различного географического происхождения. Ученый объясняет преимущество своего метода: он позволяет выявить его отличительные свойства. Алтайский мед по составу — самый сложный.

– Мы смотрим на весь спектр веществ, и получаем «отпечаток пальцев меда», — объясняет биолог. — Мед — это не только нектар и сахар, на его химический состав влияет и температура, и влажность, и расположение медоносов над уровнем моря. В нашей базе данных 1,7 тыс. образцов инфракрасных спектров меда. Сделав анализ, на выходе мы получим цифры — проценты совпадения с образцом. Мы сможем точно сказать, алтайский это мед, или не алтайский, есть ли в нем синтетические примеси — их, кстати, часто добавляют в свой мед китайцы, чтобы не засахаривался.

Сахар дороже

С публичной критикой технологии Алтайского госуниверситета выступает Сергей Тастан, председатель Союза пчеловодов Алтая. Он сказал «Русской планете», что собирается оспаривать решение Роспатента в суде.

Организация Тастана тоже пыталась зарегистрировать бренд «Алтайский мед», но он предлагал доказывать подлинность меда не химическим составом, а ботаническим происхождением.

– Вот позиция нашего Союза: необходимо зарегистрировать такой бренд, который впоследствии защищал бы правнуков нынешних пчеловодов, — говорит Сергей Тастан «Русской планете». — Технология, которую предлагают эти ребята, хороша, но только когда речь идет о продукте, который стандартизирован. Например, для автомасел. Но никак не для меда. Во всем мире географическое происхождение меда определяется по пыльцевым зернам, которые в нем находятся. У меда ботаническое происхождение, а не химическое. Пчела собирает с растений нектар и пыльцу, и так как набор растений Алтайского края уникален, то и набор пыльцевых зерен в меде неповторим. В Алтайском крае семь климатических зон, и даже в пределах одного района можно получать абсолютно разный мед: в степи, допустим, один, а в предгорьях — другой.

Всероссийская ярмарка меда. Фото : Михаил Метцель/ТАСС

Всероссийская ярмарка меда. Фото : Михаил Метцель/ТАСС

Богуславский, в свою очередь, утверждает, что пыльцевой анализ позволит определить происхождение меда с точностью всего 20–25 %. Что Алтай — это не только Алтайский край. Рудный Алтай продолжается в Казахстане, Салаир — в Кемеровской области, пойма Оби — в Новосибирской области, Горный Чарыш граничит с Республикой Алтай. И растения там те же, и, соответственно, пыльцевые зерна в меде тоже. А инфракрасный анализ меда позволяет учесть состав почвы, на которой растут медоносы, климат, высоту над уровнем моря и так далее.

Тастан на это говорит, что технология, разработанная Алтайским университетом, только на руку фальсификаторам. Больше того, он утверждает, что ее приняли как раз для того, чтобы «завалить край фальсификатом». Юрий Богуславский же разговоры о том, что уже сегодня настоящий алтайский мед сложно купить даже в пределах края: все заполонил китайский, считает полной ерундой.

– Какой смысл алтайским переработчикам брать мед в Китае, заморачиваться с таможней, когда можно купить наш классный, просто шикарный мед по 40–70 рублей за килограмм? Бизнесмены — не альтруисты, они считают каждую копейку. Они и без китайского меда в шоколаде, нашим пчеловодам просто деваться некуда. Я разговаривал с переработчиками, они говорят: «Нам даже ехать никуда не надо, только свистнешь, пчеловоды сами приедут и мед привезут». И подделывать мед смысла нет, сахар дороже стоит, плюс технологии подделки — это невыгодно. Вот лекарства — это да, в меде могут быть следы тетрациклина. Но и с этим мы боремся, рассказываем, как правильно проводить лечение и профилактику болезней пчелосемей.

Анализов не будет

Бренд «Алтайский мед» зарегистрирован чуть больше месяца назад, но слухов о том, что принесет это новшество рядовым пчеловодам, уже очень много. Больше всего пасечники опасаются, что им придется доказывать происхождение своего меда: «Надо ли теперь какие-то дополнительные анализы делать? Какая-то справка должна быть или что? А то штрафанут и доказывай потом, что ты пчеловод в третьем поколении, а не барыга с китайской подделкой», — пишут пчеловоды на краевых интернет-ресурсах. А анализ меда на основе инфракрасной стереоскопии, как утверждает Сергей Тастан, будет стоить не меньше 200 тыс. рублей.

– Нам звонили пасечники: «Зачем вы придумали этот анализ! Я 30 лет занимаюсь пчеловодством, почему я должен доказывать, что мой мед настоящий? — рассказывает «Русской планете» составитель библиотеки инфракрасных спектров меда Константин Куцев. — Мы объясняем, что от наших алтайских пчеловодов никто никаких анализов требовать не будет. Им не придется ничего доказывать, их пасеки здесь, на Алтае.

Ученый еще раз подчеркивает — в результатах анализа заинтересован именно держатель исключительного права, то есть кооператив «Алтай — медовый край». Если происхождение меда вызывает сомнение, то доказывать это будет именно кооператив Богуславского.

– Марка зарегистрирована для общей пользы — как правило, пчеловоды с этим вообще не сталкиваются, не пишут же они на своих флягах «Алтайский мед», — говорит Куцев. — Фальсифицированный алтайский мед продается в Москве, а насколько часто наши пасечники сами продают свой мед в Москве? Нашим пчеловодам ничему ничего доказывать не придется.

Обе противоборствующие стороны убеждены, что именно их подход позволит защитить алтайских пчеловодов, которые сейчас вынуждены продавать свой уникальный мед за бесценок. Алтайский мед не зря славится по всему миру: ему действительно нет равных по вкусовым и целебным качествам. При этом весь мед здесь разный: светлый, прозрачный мед со степного разнотравья; терпкий, горьковатый гречишный; невероятно вкусный пойменный мед, который пчелы собирают по берегам рек, заросших калиной и дикой смородиной; мед из предгорий и особо ценный горный мед из Чарыша, мед из дягиля и красного корня... И он весь — алтайский. 

«Талантливые — остаются» Далее в рубрике «Талантливые — остаются»Организаторы и участники Шукшинского фестиваля о современном кино, культурном кризисе и памяти Читайте в рубрике «Общество» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»