«Поскользнутся — помянут недобрым словом»
Фото: ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков.

«Русская планета» провела один день с дворником из Барнаула

– Опаздываете, опаздываете, — говорит Екатерина Гавриленко, невысокая женщина 50-55 лет, когда я подхожу к ее дому.

На часах — 6:00. Мы идем убирать дворы у шести многоэтажек.

– Снега за ночь выпало немного, — говорит дворник на ходу. — Он даже подтаять и подмерзнуть успел. Лихорадит погоду этой зимой. Так что сегодня у нас не столько уборка снега и мусора, сколько очистка ото льда.

У нас есть две лопаты, метла, мешок с песком и лом. Сначала осматриваем участки.

– Надо понять, где проходы снегом завалены или льда много образовалось, — поясняет моя собеседница. — Потому что люди, когда ранним утром на работу из дому выходят, если спотыкаются или скользят по льду — сразу недобрым словом дворника поминают. Но у меня народ незлобный, да и сама стараюсь не давать повода для огорчений. Слежу за погодой, вовремя выхожу на участки. Больше поспишь — больше чистить придется.

После уборки снега и мусора приступаем к самому трудному — колке льда. Грохот лома одиноко звучит в утренней тиши.

– Во сколько обычно на смену выходите?

– Чаще всего в 5:30 уже лопатой машу. А когда снег ночью идет — то еще раньше.

Заметив мой недоуменный взгляд, замечает:

- Я ж не могу допустить, чтобы люди на работу, учебу или просто к машинам своим через завалы снега пробирались. Жаловаться они, конечно, не будут — но мне самой неудобно станет.  

В начале седьмого видим горожан, спешащих на работу. Проходя мимо нас, они здороваются.

– Мне повезло с жильцами, — сообщает она. — Я начала работать дворником лет семь назад, после выхода на пенсию, когда только начали создавать управляющие компании. До этого почти всю жизнь на барнаульских заводах работала — АМЗ, «Трансмаш»... Люди, конечно, беспокоились, как дома будут обслуживать в новых условиях. Будут ли вовремя трубы менять или двор от снега чистить. Конечно, спрашивали, кто я, откуда. Хотя нельзя сказать, что в этих домах меня никто не знал — все-таки живу через дорогу в частном секторе. У меня все получалось, трудилась на совесть. Небольшие сложности были, когда люди машинами обзаводиться стали. Многие ведь во дворе их ставят — с гаражами непросто у нас. И были ситуации, когда мне снег чистить надо, а машины тропки загораживают, лопатой работать неудобно. Но потом я нескольким жильцам рассказала про это, а через них уже до всех дошло. Потом ко мне даже подходили, спрашивали, где автомобиль ставить, чтобы не мешать.

Подходя к каждому дому, внимательно осматриваем крыши. Если на кровлях образуются скопления снега или ледяные наросты — нужно сообщить руководству управляющей компании.

– На моей памяти происшествий не случалось, чтобы обрушивалось на кого-то — не приведи Господь, конечно! — рассказывает Екатерина. — Нам в управляющей компании часто напоминают, что необходимо следить за крышами и вовремя организовывать их уборку.

Многие помнят, как около года назад, в январе, произошло обрушение ледяной глыбы с крыши пятиэтажки в центре города. Упала она на припаркованные напротив дома автомобили, ее осколки задели прохожих, правда, серьезного вреда им не причинили.

– Тогда комиссии по городу ездили с проверками. Про случай тот в новостях говорили, причем по московским каналам. И тут же контролеры стали наведываться, меня на инструктаж производственный и по технике безопасности чаще обычного вызывали. Как только что-нибудь неприятное для власти по телевизору расскажут, или где-нибудь напишут — начинается суета, — произнесла Екатерина, выразительно посмотрев на меня.

Дальше начинается монотонная работа с ломом в руке. Во время небольших перекуров я ощущаю некоторую тяжесть в мышцах, хотя регулярно занимаюсь в спортзале.

– Без физической подготовки, похоже, у вас не обойтись, — замечаю я.

Екатерина понимающе улыбается.

– Когда на заводе работала — привыкла к большим нагрузкам — говорит она. — В снегопады вообще отдыхать некогда. Поработаешь, сходишь домой передохнуть и снова на участки. А что делать, если снег идет не переставая?

Рассвело. Мимо дети бегут в школу. Налетают стайки голубей и воробьев, которым моя собеседница насыпает хлебных крошек. Вообще она радушна и разговорчива.

– Постоянно общаюсь с людьми. Кто-то ребенка ищет, который заигрался на улице, другой ключи просит кому-то передать, третий просто поговорить подходит.

Лед поддается туго. От лома и непрерывного холодного ветра руки в перчатках совсем замерзли. Екатерина замечает это и протягивает мне запасные рукавицы. Работа пошла веселее.

– А инвентарь, рабочую одежду где храните?

– Дома, где же еще? Это раньше были дворницкие комнаты. А в 90-е и нулевые годы, когда ЖЭУ надо было как-то выживать, отказались или в аренду посдавали. С тех пор дворники греются в ЖЭУ, управляющих компаниях, а некоторые — дома или просто в подъездах. Ведь многие работают с разными управляющими компаниями — узнают, за какими из них дома в округе закреплены и предлагают убирать дома. Ведь большинство из них живут поблизости.

– Инструмент, рабочую одежду выдают?

– Одежду выдают — теплую куртку, жилет. А инвентарь чаще сами покупаем — потом нам расходы возмещают. 

Продолжаем долбить лед.

– Вам работа нравится?

Екатерина смеется.

– А что, на пенсии — сиднем дома сидеть, что ли? Дополнительный заработок не помешает.  Вообще я, может быть, еще бы на заводе поработала, но ведь в Барнауле они или закрываются, или сокращают производство. Ветеранов сейчас там не так много.

Мы идем в одну из пятиэтажек погреться и выпить чаю. В этом доме у Екатерины живет подруга. За чаем говорим о житье-бытье. Власть женщины сильно не ругают, но и приветливо о ней не отзываются. Развал производства сказался на жизни их семей. Зарплату то не платили месяцами, то норовили урезать.

Ближе к полудню Екатерина шутя командует:

– Продолбим еще у двух подъездов и у детской площадки!

За это время я успел поинтересоваться , как она проводит свободное время.

– По телевизору иногда политические передачи, новости смотрю. Да что в ней интересного нынче-то, в политике? Если бы они за людей стояли, что-то народу предлагали — то было бы о чем поспорить. А так — каждый себя хочет выгодно представить, а как будет делать это — ему неважно. Смотришь по телевизору иной раз — и одного от другого с трудом отличаешь. Выражения лиц одинаковые. Все как бы за народ радеют. А жизнь почему-то лучше становится. Даже наоборот.

В 13:00 Екатерина отправляет меня домой:

– Сегодня мы все убрали. Возобновим работу, только если повалит снег. Но, судя по прогнозам, этого не случится. Если будет желание — приходите.

Я обещал подумать.

«Но совсем не реагировать мы не можем!» Далее в рубрике «Но совсем не реагировать мы не можем!»Коллеги не в силах отнять мандат у беглого депутата Мастинина Читайте в рубрике «Общество» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»