«Пуля остается у меня внутри — на память»
Письмо Сергея Речкунова. Фото: предоставлено Алтайским государственным краеведческим музеем

Письмо Сергея Речкунова. Фото: предоставлено Алтайским государственным краеведческим музеем

«Русская планета»публикует солдатские письма времен Великой Отечественной войны

Сотрудники Алтайского государственного краеведческого музея с 2013 по 2015 годы в рамках акции «Солдатское письмо Великой Отечественной войны» собрали и обработали 2 тыс. 197 писем с фронта. В ней приняли участие более 30-ти муниципальных и школьных музеев, сотни жителей алтайских городов и сел, которые бережно хранили весточки с фронта.

– Фронтовые конверты хранились в семьях десятилетиями. Но бумага, к сожалению,не вечна и со временем она превращается в прах. Уже сейчас многие письма трудночитаемы. Цель нашей акции — сохранить весточки из прошлого, создав электронную базу солдатских писем, которая будет доступна для всех желающих и прослужит еще многим поколениям. Ведь это не просто архивный документ, а очень ценный источник информации, позволяющий взглянуть на события тех лет глазами их непосредственных участников, — рассказывает заведующая военно-исторического отдела Алтайского государственного краеведческого музея Надежда Лямина.

Солдатская корреспонденция,собранная музейными сотрудниками, — это в основном личные письма, адресованные близким людям, друзьям, сослуживцам. «Русская планета» публикует письма, сохраняя их стилистику.

«Не пишите — постоянного адреса нет»

Работая с письмами, сотрудники музея разобрали их в хронологической последовательности. Они отметили особенности, присущие тому или иному временному отрезку. Так, весточки с фронта в годы начала Великой Отечественной войны были короткими и лаконичными, да и дошло их до наших дней совсем мало, так как тысячи солдат пало уже в первых сражениях, не успев отправить домой ни одной строчки. Вот, что писал в ноябре 1941 года уроженец села Новозыряново Павел Чернов.

«Здравствуй, Нюра!

Сообщаю, что я жив и здоров. Отпраздновал 24-ю годовщину октября в окопах под гулом снарядов и свистом пуль. За это немецким фашистам тоже буду мстить.

Живу я самой обычной жизнью фронтовика со всеми ее «сладостями» и радостями. На нашем участке фронта враг сидит в обороне больше месяца. Бывает, что он наступает. Но до сих пор было так, что он с позором изгонялся на свои исходные рубежи. Больше же беспокоим мы его. А вот под Москвой серьезные дела…  Но я еще не теряю надежды быть в нашей ….. столице».

В краткой биографической справке, приложенной к письму, указано, что старший лейтенант Чернов погиб 18 февраля 1942 года.

Письмо солдата. Фото: предоставлено Алтайским государственным краеведческим музеем

Письмо солдата. Фото: предоставлено Алтайским государственным краеведческим музеем

Нередко солдаты писали из военных госпиталей, попав туда с ранениями, полученными в первые месяцы боевых сражений.

«Здравствуйте мама, Рая и братишка Витя!!! Шлет привет Вам ваш Сергей.

И так не сегодня, так завтра меня выписывают из госпиталя ввиду хорошего состояния здоровья. Пуля остаётся у меня внутри — на память, как выразилась врач. Конечно, дает знать, то есть боль периодическая, как кольнет в пояснице — и присядешь. Сама рана зажила. Правда служить в пехоте будет трудно, подвижности такой нет. Ну, а вам желаю всего хорошего, а главное, не беспокоиться обо мне.

Передайте от меня всем по привету. Мне же письма не пишите, так как постоянного адресу нет.

Все, ваш С. Речкунов».

Через полгода родственники Сергея получат похоронку. Он погиб,  не дожив до своего 25-летия.

Сохранились до наших дней и вот такие весточки:

«Здравствуйте, родители и сестры. Вашего сына, Климова Ивана Афанасьевича, убили под городом Ровно снарядом. Пишет это его боевой друг, Свичко. 1 июля 1941 г.»

«Пока я жив, здоров. Нигде не ранен»

Основную часть фронтовой корреспонденции собранной музеями края, составляют письма, датированные 1942–1943 годом. Они, как правило, более содержательны и патриотичны.

«Здорово, Верусик!!! 

И наши синеглазые снегурята — Ида, Сталя и Галюсик. Целую вас, мои дорогие.

Сегодня, Верусик, получил твое письмо, очень ему рад, большое тебе спасибо за него. Рад ему потому, что после твоего прошлого письма я думал, что ты и взаправду обиделась на меня до неприступности. Оказывается, гроза миновала. Хотя последней припиской и не доволен, ну, ничего, все утрясется.

Меня, главное, удовлетворяет твое сообщение, что ребята и ты здоровы, что живете не хуже людей, несмотря на то, что ты с ребятами одна и вся тяжесть их воспитания легла, хотя временно, на твои плечи... Наши отцы и братья в более трудных условиях завоевали, удержали и закрепили Советскую власть. Создали нам культурную, зажиточную и радостную жизнь, наша задача — удержать завоеванное кровью и потом, разгромить и уничтожить эту бешеную собаку. Чтобы еще лучше вот эти наши малютки, которые стоят около тебя, спрашивают, что папа пишет, жилось, чтобы развивались свободно, без ужасов войны, и строили бы величайшее здание — коммунистическое общество.

Посылаю тебе веточку распустившейся черемухи от уцелевшего сучка на бывшем поле сражения. И если бы она могла бы говорить, рассказала бы о мужестве сынов нашей родины в борьбе против оккупантов. Фашисты хотели уничтожить этот куст черемухи.  Он растет под окном советского домика, они сожгли дом и вырубили черемуху, но один сучок остался незамеченным. И расцвел, потому что на советской земле он рос и будет расти для нашего народа. Так, с этого уцелевшего сучка тебе веточка. Передай привет всем родным и знакомым. Расцелуй моих синеглазых крепко за меня. Целую тебя и ребят, твой Ваня. 29.05.42 г.», — писал домой старший лейтенант Иван Пучков, погибший в бою в июле 1944 года.

Письмо Ивана Пучкова. Фото: предоставлено Алтайским государственным краеведческим музеем

Письмо Ивана Пучкова. Фото: предоставлено Алтайским государственным краеведческим музеем

В своих письмах солдаты не только рассказывают о своих боевых буднях, но и интересуются здоровьем родных и близких, тревожатся, если от них долго нет весточки:

«Здравствуй дорогая жена Наташа. Шлю я вам свой фронтовой привет и желаю всего хорошего. Шлю свой горячий привет сыновьям Вале и Лене, и маме, и теще, и сестре Марине. Наташа, я ваши письма получаю часто, ну, а вам отписываю редко. Наташа, вы все пишете хорошо, в огороде все у вас выросло хорошо, всё у вас есть, ну, только жалко, нет меня. Наташа, вы говорили, что Валя стал большой и Леня тоже.

Наташа, как я ваше письмо получу и прочту, даже вздохну от всех печенок, так жалко и тяжело переносить этот военный период. Наташа, Наташа, нельзя сказать, что мы с тобой жили плохо. Я так подумаю, ну и сплачу где-нибудь один, чтобы никто не видел.

Николай Кузнецов. Фото:из семейного архива

Николай Кузнецов. Фото:из семейного архива

Ну, что же, Наташа, поделаешь. Наташа, вы тоже хоть и редко поминаете, но все же поминаете, плохо или хорошо.<…> а может, потому плохо, что я пришел домой из армии и прижил тебе ещё одного сына Леню. Вот за то теперь меня ругаешь. Наташа, я думаю, не надо за это обижаться на меня, я того положения не знал, что мне не придется жить дома. Наташа, вы вот второго сына воспитываете без меня. Наташа, все бывает в жизни.

Маленько опишу про себя. Наташа, я в настоящее время нахожусь на фронте, в боях...  гоним его на запад, освобождаем деревню за деревней. Много мирных жителей освободили от этого капитализма. Наташа, встречают нас <…> женщины и старики, и девушки с горячим поцелуем. Ну, дорогая жена Наташа, пока я жив, здоров. Нигде не ранен. Наташа, затем до свидания. Остаюсь жив, здоров, того и вам желаю, быть здоровым. Ваш муж Коля».

Тракторист из села Новокопылово Николай Федорович Кузнецов ушел на фронт в июле 1941 года. Он погиб в Брянской области в сентябре 1943 года, где и был захоронен.

Сохранились до наших дней весточки из дома, которые с таким нетерпением ждали солдаты. Вот что писала своему мужу Грише на фронт жительница Алтая Е.В. Воробьева в 1943 году:

«Привет, дорогой, поздравляю с Новым годом и шлю самые наилучшие пожелания, Нина — тоже…

Писем от тебя нет с 18 ноября. А жизнь давно как бы остановилась…со дня твоего отъезда хотя и скучно, но время летит незаметно.

Вот и кончился 1942 год — такой тяжелый для нас. Вчера гадали, жгли бумагу и смотрели на тень — тебе вышел танк, самый настоящий, а мне как бы поле после боя, а Нине как будто поросята. Мы так и решили, что быть ей колхозницей. Новый год встречали дома, с патефоном, немножко выпили, а сегодня я иду на обед в свою артель на работу, день Нового года отдыхаем.

Я работаю ничего, я тебе писала, что не в колхозе, а в пошивочной артели счетоводом, условия 225 р. оклад, хлеб как эвакуированной, норма бывшая иждивенческая… Есть столовая, утром и вечером — завтрак и ужин из одного блюда, а днём — обед из 2 блюд. Кормят ничего — готовят человек на 70 и готовят вкусно, а в общем итоге «сносно», а вот Нине плохо, питания нет на работе и дома ничего не достанешь. Вот было 5 ведер картофеля, а… никак не могла достать ничего и лишь вчера обменяла 10 кг пшеницы и мешок картофеля, а то Нину совсем заморила…

В общем, Гриша, материальные условия очень тяжелые сейчас. Нина заработала пуда два хлеба, а получить не можем — колхоз отсталый. Два месяца не получали с Ниной зарплату и вот на днях она получила 130 р. на руки…»

В годы войны сотни тысяч писем так и не дошли до адресата, были уничтожены взрывами, огнем, потерялись в бесконечной дороге от дома до передовой:

«Вы говорите, что пишете много писем, в этом я не сомневаюсь, но я их не получаю. Папа, писать и тебе все же нужно о себе и семье, сам понимаешь, что для меня письмо значит. Рудольф и Галина выросли большие. Напиши мне, брат. Эх, Рудольф, может вспомнишь брата, что зря не писал, да поздно, я поехал из дому не в гости, и меня ждать это черт ее знает», — пишет домой 20-летний солдат Антон, погибший в декабре 1944 года.

«Может, убьют, то не горюйте»

В 1944-1945 годах содержание писем изменилось. Теперь в них больше ностальгии, меньше рассказов о боевых действиях. В каждой строчке чувствуется усталость от войны, разрухи, тоска по дому и близким.

«Привет с фронта.

Здравствуйте, мама. К вам с приветом ваш сын Иван Тихонович Кузьмин. Еще передаю по привету своим дорогим сестрам, Мане, Кате, Тане, и желаю хороших успехов в их молодой жизни, счастья. Жизнь моя протекает хорошо, а там увидим, как дальше будет.

Обо мне сильно не беспокойтесь. Заботьтесь больше о себе. Сестренки пускай учатся добывать себе хлеб для проживания. О себе и написать нечего. Сестренки маму сильно не обижайте. Помогайте во всем. Передавайте по привету всем родным и знакомым, друзьям и подругам. Может быть, это последнее письмо. Хотя, может, убьют, то не горюйте. Немало ребят погибли за Родину. На этом свое письмо кончаю. До свидания. К сему, Ваш сын Иван Тихонович Кузьмин. 12/III-45».

Иван Кузьмин. Фото: из семейного архива

Иван Кузьмин. Фото: из семейного архива

Это последнее письмо Ивана Кузьмина, погибшего в бою за Кенигсберг (Калининград). Когда семья вскрыла солдатский треугольник, из него выпала записка с известием, что Иван Тихонович «пал смертью храбрых», письмо нашли у него в кармане.

Нередко родственники солдат получали и более содержательные письма,которые не только содержали информацию о смерти солдата, но и слова утешения и благодарности за воспитание настоящего героя, защитника Отечества.

«Ваш сын с 20 августа 1944 г. служит в нашей части. Мы знаем его как мужественного, отважного в борьбе с немецко-фашистскими извергами. 24 октября Ваш сын проявил мужество и отвагу на территории земли немецкой.  Нам была поставлена задача: «Выбить противника из опорного пункта Н, и перерезать железную дорогу». Началась атака гитлеровских позиций. Ваш сын с криком «За родину» вырвался вперед и заметил замаскированный пулемет немцев, который не давал продвижения нашей части. Хорошо маскируясь, Ваш сын пробрался к вражескому пулемету, и забросал двумя гранатами.  Благодаря смекалке Вашего сына опорный пункт противника с малыми потерями был взят. В этом бою Ваш сын Порфирий был тяжело ранен. И на руках комсомольцев умер. Все комсомольцы здесь же поклялись отомстить гитлеровским палачам за смерть Вашего сына. За эти славные дела Ваш сын Порфирий представлен к правительственной награде — ордену «Красная звезда». В наших сердцах долго будет жить его образ, образ героя, отважного и смелого в бою. Спасибо Вам, Мамаша, что Вы, Ваше материнское сердце воспитало такого мужественного и отважного героя в наши времена. Нет предела Мести гитлеровским захватчикам. С приветом, комсорг части 06669-М Тимошенко Ал. Вас.  17.10.44 г.»

Двухлетняя акция «Солдатские письма Великой Отечественной войны» в Алтайском крае подошла к концу, но ее инициаторы — сотрудники Алтайского государственного краеведческого музея, уверены, что это направление исследовательской деятельности не стоит прекращать:

– Мы считаем, что данная акция должна быть бессрочной, ведь каждое солдатское письмо,даже если в нем всего несколько строк — бесценно. Фронтовая корреспонденция может стать предметом нового разговора о войне, об ее участниках, людях защищавших Родину на передовой и тех, кто ждал их дома, — говорит Надежда Лямина.

«Оползень сошел там, где никто не ожидал» Далее в рубрике «Оползень сошел там, где никто не ожидал»Почему Барнаул двигается в пропасть и как это остановить Читайте в рубрике «Общество» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»