«Остается работать, пока бьется сердце»
Сергей Егиоя и его ученики. Фото из личного архива

Сергей Егиоя и его ученики. Фото из личного архива

Каким видит сельскую школу учитель из села Казанцево Алтайского края

Сергей Егиоя, педагог с 20-летним стажем, и Почетный работник образования, и любимый учитель нескольких поколений деревенских ребят из Алтайского края рассказал «Русской планете», что происходит с сельской школой.

Сергей Егиоя пришел в среднюю школу небольшого алтайского села Казанцево практикантом, третьекурсником исторического факультета Алтайского педагогического института.

– Когда наш учитель труда услышал, что я поступил в педагогический, то, зная мою стеснительность, сказал: «Сережа, есть много других профессий». Наверное, 20 лет моей работы опровергли его слова, но тогда мне было интереснее работать в архивах или на археологических раскопках, чем с детьми.

Казанцево лежит в самом сердце Рудного Алтая, рядом с Колыванью, где заводчик Демидов построил Колывано-Вознесенский завод, откуда везли в Эрмитаж на 180 лошадях легендарную царицу ваз из зеленой яшмы, где работал гениальный русский механик Иван Ползунов. История готова рассказывать, только услышь. Учитель и его ученики горячо увлеклись краеведением.

– Дети, которые вместе со мной ходили по сопкам и ручейкам, по родным местам, начинали понимать, что это не просто природа, здесь жили их предки, которые дали название этим местам. У нас такая богатая история! Осознав это, детская душа испытывает потрясение, след от которого остается уже навсегда. И вот ребенок становится патриотом сначала места, где он родился, а по мере взросления к нему приходит понимание, что его Родина — Россия, которая вся состоит из таких родных для кого-то маленьких местечек. Дай бог каждому, чтобы у него был учитель, который ходил с ним по родным местам, — говорит Сергей Николаевич.

Дети расспрашивали старожилов, возвращали ручьям и пригоркам забытые названия, расчищали и восстанавливали запущенные родники. Нашли несколько заброшенных демидовских рудников, взяли в них образцы руды, изучили, обмерили, взвесили. Дети писали научные работы и блистали на краевых конференциях, Казанцевская школа гремела на весь Алтай. Наиболее амбициозный проект затянулся на годы — каждое лето Сергей Егиоя ведет своих краеведов в экспедицию, на поиски входа в огромную гранитную пещеру. Старики рассказывают, что эта пещера протянулась на многие километры от Быковского озера до самого Змеиногорска. В царские времена разбойники братья Быковские прятали в ней угнанных коней и другую скотину. В этом году экспедиция по поиску пещеры снова намечена на август.

– У Колыванского озера есть спутник, озеро Быковское, — рассказывает Сергей Николаевич. — Там рядом скальные выходы, воровские шкили. Разбойники воровали скот и прогоняли его по этой пещере. Может быть, это легенда, но старожилы говорят — лучше вам туда не надо, плохая слава у этого места была. Ну, не знаю. Детям интересно, а мне сообщили, что нашли какой-то новый вход недалеко от Красного Яра, в стороне от того места, где мы искали. В августе попробуем, возможно, все-таки найдем.

Сергей Николаевич говорит, что детей, которых можно оторвать от компьютерных игр и увлечь краеведением, в школе почти не осталось. Последний свой звездный класс он выпустил в 2012 году. Возможно, все дело в том, что ребята не видят результата своих усилий — участие в научно-практических конференциях стало платным, а вступительный взнос в 6 тыс. рублей — практически непреодолимое препятствие для ребенка из деревенской семьи.

Сергей Егиоя. Фото из личного архива

Сергей Егиоя. Фото из личного архива

Никто из «звездочек» Сергея Егиои свою взрослую жизнь с деревней не связал. Все эти дети выросли хорошими людьми, которыми учитель с полным правом гордится, некоторые стали профессиональными историками. Но в Казанцево не вернулся никто.

Сергей Николаевич рассказывает, как неприятно было ему, молодому учителю-идеалисту слышать в 90-е годы: «Школа должна не воспитывать, а оказывать образовательные услуги».

– Сейчас мы и образовательные услуги оказываем как дополнительные, в нагрузку. Учителей завалили профессиональными стандартами, учебными рабочими программами, другой бумажной работой, которая ни учителю, ни детям не нужна. Эта работа важна, наверное, только для чиновников, которые пишут отчеты и проводят оптимизации. Если бы все это было в 1995 году, когда я пришел работать, я, конечно, не состоялся бы как учитель.

Школа пока еще держится на педагогах, которые честно служат своему делу, считает Сергей Николаевич. Но они больше физически не могут работать и уходят на пенсию, не оставив смену, не передав никому свой уникальный опыт. Молодые специалисты в школу не идут, и это понятно:

– Я, учитель высший категории с большим стажем, Почетный работник образования при полной ставке не получаю и 10 тыс. рублей. Это высокая зарплата? Можно ли на нее достойно жить и не чувствовать унижения? А самое печальное, что при таком отношении учитель на селе не чувствует своей нужности обществу и уважения к себе; отношение к учителю, как лузеру.

Сергей Николаевич говорит: хорошо бы отправить министра образования поработать в Казанцевскую среднюю школу, дать ему возможность в полной мере ощутить все последствия реформ и оптимизаций.

– Может быть, я консерватор, но мне кажется, что наша российская школа вообще не нуждалась в реформах. Разве что в развитии инфраструктуры. Даже если в школе учатся 50 детей, надо так ее оснастить, чтобы дети могли проявить себя. Чтобы там был бассейн, библиотека, спортивный зал, помещения для занятий каким-то творчеством. А те шаги, которые делаются сейчас в нашей системе образования, реальных положительных результатов не дают, и это не только мое мнение. Мы теряем школу, детей, и страшно подумать, какие плоды пожнем через 5–6 лет.

– Но что вы можете сделать в этих условиях?

– Не знаю. Нам остается стиснуть зубы и работать. Патроны кончаются, но надо отстреливаться до конца! Тем, кто предан школе, остается работать, пока бьется сердце. И все. Только этим и живы еще школы России. Это уже не желание работать, а боль и обида за детей и за дело. Поэтому работаем. А в дальнейшем — уйду я, уйдут другие учителя, и деревенские школы закончатся, детей будут в район возить.

Читайте в рубрике «Общество» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»