«Талантливые — остаются»
Участники Шукшинского фестиваля. Фото: Айжан Жакипбекова / Официальный сайт Алтайского края

Участники Шукшинского фестиваля. Фото: Айжан Жакипбекова / Официальный сайт Алтайского края

Организаторы и участники Шукшинского фестиваля о современном кино, культурном кризисе и памяти

В село Сростки Алтайского края 25 июля приедут тысячи людей со всего света. Они поднимутся на Пикет, невероятно красивую гору за деревней, сядут на траву у ног огромного бронзового памятника Василию Шукшину, и будут смотреть, как на деревянной сцене выступают певцы и актеры; слушать, как вспоминают о великом писателе те, кто его знал.

Шукшинские дни — главное событие культурной жизни Алтая: неделю в крае идут литературные чтения, встречи с писателями, актерами и режиссерами, спектакли любительских театров, песенные вечера. Но самое интересное и долгожданное — это Шукшинский кинофестиваль.

– Отбирая фильмы для участия в фестивале, мы следуем духу, а не букве, — рассказывает «Русской планете» председатель Алтайского отделения Союза кинематографистов России Владимир Кузнецов. — Стараемся не игнорировать девиз фестиваля — «Нравственность есть правда».

Шукшинский кинофестиваль в Алтайском крае проходит с 1999 года. По словам Владимира Кузнецова, он стоит в середине рейтинга кинофестивалей, который компания RMR составляла по заказу Министерства культуры РФ, и опережает, например, Санкт-Петербургский. Участники Шукшинского фестиваля говорят, что у него есть свое лицо, своя интонация: в каждом фильме есть что-то от «Калины красной».

«Среди многих запахов человеческая душа нуждается в запахе полыни, а среди многих чувств — в чувстве правды и совести», — так однажды объяснил популярность кинофестиваля поэт из Республики Алтай Иван Белеков.

– В этом году на фестиваль мы привозим фильм Сергея Никоненко «Охота жить», снятый по рассказам Василия Макаровича — ну, это сам бог велел, — рассказывает Владимир Кузнецов. — «Территорию» Мельника, замечательный фильм Александра Котта «Испытание». История, которую рассказывает эта картина, нам очень близка: действие происходит в Казахстане, на границе с Алтайском краем, и у нас много пострадавших от испытания бомбы на Семипалатинском полигоне… В фильме не звучит ни одного слова, но все полтора часа, которые он идет, от экрана невозможно оторвать глаз. Ну, и другие фильмы в этом году будут очень хорошими. Не хотелось бы скатываться в высокопарности, но духовная пища людям необходима. Не всем нужны только развлекательные фильмы.

В этом году на кинофестивале будет работать трехдневная лаборатория документального кино, которую проведет руководитель Театра.doc Михаил Угаров. Участвовать в ней может любой, кто успешно напишет небольшую вступительную работу.

– Лаборатория называется «Реальность: границы невозможности». Это про то, как смотреть на мир, как его воспринимать, и как отражать в искусстве. Студентам-кинорежиссерам я преподаю предмет «Постановка взгляда», — рассказал «Русской планете» Михаил Угаров.

Арт-хаусные фильмы «Братья Ч» Михаила Угарова и «Сын» Арсения Гончукова сильно выделяются из конкурсной программы фестиваля.

– Это решение принималось без меня, — сухо комментирует Владимир Кузнецов.

– Шукшинский кинофестиваль — хороший фестиваль, о котором слышат, о котором знают начинающие кинематографисты, — говорит Арсений Гончуков. — Мне кажется, некоторая проблема его в том, что он довольно герметичный, живет какой-то своей местечковой жизнью и замкнут для проникновения новых, нестандартных картин. Например, с первым фильмом мне туда пробиться не удалось. Хотелось бы, чтобы отборщики следили за новыми, свежими трендами. Но мне грех жаловаться: очень приятно, что мой «Сын», картина с непростой судьбой, снятая за 700 тыс. рублей, оказалась на Алтае.

Арсений не опасается, что алтайские зрители не примут его фильма.

– И «Сын», и «Братья Ч» не отличаются какой-то жуткой экспериментальностью или какой-то необычной формой, они вполне в русле того, что снимается в авторском кино в России и Европе. Но для Шукшинского кинофестиваля, который привык к более традиционным картинам, близким к классической форме, они необычны. И тем приятнее, что они добрались до Алтая. Я думаю, какая бы ни была форма у фильма, если у него есть глубокое человеческое содержание, задевающие в людях какие-то важные струны, то совершенно нет никакой проблемы в его восприятии. Возможно, люди испытают некоторое замешательство и легкое недоумение от формы этой картины, но содержание моего фильма доберется до сердца и души зрителей. А это главное, ради чего снимался фильм, — рассказывает «Русской планете» Арсений Гончуков.

Фото: Айжан Жакипбекова / Официальный сайт Алтайского края

Фото: Айжан Жакипбекова / Официальный сайт Алтайского края

Арсений считает, что его фильм «шукшинский», несмотря на арт-хаусность:

– Шукшин — великий русский художник, и все, что он писал, имело некоторый колорит психологизма, его индивидуального почерка. Но, с другой стороны, все равно его творчество — о России. И я тоже патриот своей страны, я люблю Россию и в этом всегда признаюсь. Поэтому я думаю, что если русский человек говорит о чем-то важном, то он всегда говорит об одном: о нашей боли, о наших трагедиях и, может быть, о нашей русской тоске.

Главную роль в «Сыне» играет Леша Черных — этот молодой актер родился в Сростках, как и Василий Шукшин.

– Вы называете его Лешей, а мы Алексеем Черных, — говорит Гончуков. — Алексей действительно высококлассный артист, совершенно потрясающий. Главную роль в нашем фильме он исполнил блестяще, многие даже говорят, что это на грани гениальности, и я с этим согласен. Не зря он получил приз за лучшую мужскую роль на таком заметном фестивале, как «Киношок». Конечно, Леша особенный — в нем есть эта алтайская чудинка, я бы даже сказал, безуминка: широта сознания, расширенные рамки пластического рисунка. В тоже время, в профессиональном плане с ним необыкновенно легко и приятно работать.

Именно Алексей будет представлять фильм на кинофестивале.

– Даже не могу сказать, что я чувствую, — восклицает Алексей Черных. — Я уехал из Сросток поступать в барнаульский колледж культуры в 1995 году, мне было 15 лет. С тех пор прошло 20 лет, сменилось два поколения. Меня, наверное, многие помнят, но я уже помню мало кого. Но у меня в Сростках осталась мама, и иногда я туда приезжаю… Я не знаю, как примут наш фильм, его везде принимают по-разному, но могу сказать, что благодарен Арсению Михайловичу за то, что в его фильме сыграл живого человека. Обычно же нелюдей каких-то играешь, не бывает таких людей. Хотя это и тяжело — когда выходишь за рамки клипового мышления и стараешься донести живую человеческую мысль.

Алексей говорит, что Сростки всегда жили под большим влиянием имени Шукшина и все ресурсы привлекаются туда только благодаря этому. По его словам, соседние деревни стараются не меньше, но жить так, как живут Сростки, у них не получается.

– На участников фестиваля Сростки всегда производили огромное впечатление, — рассказывает Вера Уразова, алтайский кинорежиссер. Она много лет принимала участие в организации Шукшинских чтений. — Единственное, о чем они всегда жалели — было мало времени, чтобы просто напитаться духом Шукшина, поговорить с деревенскими, побродить в одиночестве по музею… Вот этого им не хватало. Но зато Пикет всех просто потрясал: ты сидишь на деревянной сцене, а перед тобой — огромное человеческое море. Обычно артисты видят перед собой темный зрительный зал, а тут все залито солнцем, да еще бронзовый Шукшин на тебя смотрит…

За годы фестиваля его участниками были Сергей Безруков, Лидия Федосеева-Шукшина, Сергей Гармаш, Аристарх Ливанов, Валерий Золотухин, Наталья Бондарчук, Константин Хабенский и другие известные артисты.

– К нам долго не могла приехать Нина Усатова, у нее несколько лет не получалось. Но когда она приехала… Она такая домашняя, настоящая. Зрители были от нее в восторге, — вспоминает Вера Уразова.

Сейчас, по мнению организаторов, Шукшинский фестиваль переживает не лучшие времена. В первые годы существования фестиваля фильмы прокатывали по всем краевым кинотеатрам, которые работали тогда в каждом райцентре, а актеры и режиссеры встречались со зрителями во всех городах и некоторых селах края.

– Какие были бурные обсуждения, — вспоминает Владимир Кузнецов. — Чуть до рукопашной не доходило.

Через некоторое время после фестиваля проходил ретроспективный показ, во время которого можно было посмотреть и обсудить самые заметные фильмы. В последние годы добавилась внеконкурсная программа из документальных и студенческих фильмов. Все это будоражило жизнь края, о фестивале говорили, спорили — Шукшинские дни в июле не заканчивались. Сейчас, к сожалению, организаторы от всего этого отказались.

– Я думаю, дело не в том, что кризис переживает наш фестиваль — кризис переживает весь наш российский кинематограф. И неизвестно, где выход из этого кризиса, — говорит Вера Уразова.

– Да все просто. Талантливые фильмы продолжают жить вместе с нами. А не талантливые уходят, — считает Угаров.

Второй обыск по делу Савинцева Далее в рубрике Второй обыск по делу СавинцеваСити-менеджера Барнаула обвинили в злоупотреблении служебными полномочиями Читайте в рубрике «Общество» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»