От деревни статус
Телефон-автомат в селе Казанское. Фото: Дмитрий Абалакин.

Телефон-автомат в селе Казанское. Фото: Дмитрий Абалакин.

Заброшенные села в Алтайском крае спасают фермеры и староверы

Виктору Ильину за 60, но он без помощников содержит хозяйство с сотней голов скота, возделывает большой огород, рубит дрова, ходит на охоту. Для Виктора Федоровича и его супруги усадьба перестала быть натуральным хозяйством несколько лет назад. Теперь это уже целое предприятие. Причем многопрофильное: животноводство, растениеводство, недавно добавился туризм.

– Фермерским делом я занимаюсь с начала девяностых, — вспоминает Виктор Ильин. — Приехали же мы сюда в 1988 году. Чтобы как-то жить и кормиться, взяли в аренду землю, несколько телят. Тогда еще здесь были совхозы.

Хозяин тайги

«Здесь» — это в поселке Казанском Алтайского края. То, что несколько домов на пригорке на краю Салаирской тайги — это село, и как оно называется, знают даже не все обитатели близлежащих деревень. Только те, кто постарше, вспомнят жившую там когда-то Варвару Васильевну Яблокову, коммунистку с пятидесятилетним стажем. Яблокова даже в 90 лет еще ходила в райцентр на лыжах. А потом родственники забрали бабушку в город. В Казанском Варвара Васильевна была последней жительницей.

– Дом Варвары Васильевны здесь оставался, — вспоминает Виктор Ильин. — Так что приехали мы в Казанскую не на пустое место. Хотя больше тут ничего и не было. Наверное, корни потянули обратно: дед мой оказался здесь при Столыпинской реформе в 1910-х годах. Тоже, можно сказать, с нуля поднимал деревню. Стал потом даже председателем колхоза.

Сейчас у четы Виктора Федоровича большой просторный дом, в котором можно принимать больше десятка гостей. Крестьянское хозяйство стало бизнесом, а он в хороших руках всегда приносит доход. Деревню Казанскую Ильины хотят возродить. Благо, даже когда здесь никто не жил, юридический статус населенного пункта село не потеряло. Но дороги до дома Виктора Федоровича практически нет. Корреспондент РП добрался сюда только на уазике районной администрации. И даже отечественный вездеход доехал до пункта назначения не без труда: забуксовал дважды. Понятно, что дальнейшее возрождение Казанской теперь связано со строительством дороги.

Сила притяжения

В Казанском сейчас уже не одна изба. Только Ильины за последние пару лет построили еще два дома. Деревня начала походить на населенный пункт, обживаться. И полтора года назад у Виктора Федоровича и супруги появились односельчане. Из Новокузнецка в Казанскую переехала еще одна семья. Выбрала себе участок, расчистила от кустарника, мелких деревьев, разбила огород и построила дом с баней и летней кухней. Несколько домов уже сформировались в полноценную деревню.

– Хорошо, что статус деревни остался. Если бы его не было, мы бы не имели даже той дороги, что есть. А так — районная администрация помогает, зимой снег чистит. Иначе к нам добираться приходится только на снегоходах, — посетовал Ильин.

На вопрос, можно ли его считать главой села, Виктор Федорович ответил:

– Ну… Наверное, да. Не юридически, конечно.

Казанская — не единственная деревня, которая в Алтайском крае начала новую жизнь. Недалеко от неепоявилось старообрядческое село Анамас. Еще три года назад оно было лишь обозначено на карте и значилось в документах. Поселок основан в 1886 году кержаками. Жили они довольно закрыто, поэтому мало кто помнит, почему спустя век жителей в деревне не осталось.

Ново-староверы

В 2011 году в Анамасе появился первый местный житель. Старовер Александр Попов перебрался в село вместе с семьей из города. Стояли здесь несколько полуразрушенных деревянных домов, до ближайшей школы — километров десять, электричество появилось не сразу. Возрождать село тоже, как и Виктор Ильин из Казанской, начал с натурального хозяйства: небольшая пасека, огород.

К развитию Анамаса подключился алтайский предприниматель Александр Холмогоров, руководитель группы компаний «Алтай-Старовер». Он производит мед, бальзамы, пантовую продукцию. Холмогоров — старообрядец нового типа. Разговаривает по мобильному телефону, пользуется компьютером, ведет активный образ жизни современного бизнесмена. При этом носит окладистую бороду и много говорит про внутренний церковный устав старообрядчества.

– Если староверов считать закрытыми, значит, мы должны существовать отдельно от всех, от государства, и нам надо уйти в тайгу, взять лопаты, несколько топоров и жить там, — поясняет Александр Холмогоров. — Нет, мы так не будем. Мы хотим возродить Анамас, но для нас это не только традиции, но и экономика.

Туристический базис

Из старообрядческого села Холмогоров решил сделать бизнес-проект. Как говорит он, сырьевую базу для переработки — мед, ягоды, панты — выращивать в селе, а в готовую продукцию превращать уже в Барнауле. Это должно стать экономическим фундаментом для поселка, чтобы Анамас мог выживать. Другая составляющая — туризм. Старообрядческая деревня благодаря колориту может стать примечательным объектом.

– Нет, это не шоу: мол, приходите, мы здесь в сарафанах ходим, и лоб крестим при всех, — предупреждает Холмогоров. — Поселение — отдельно, но будет и небольшая гостиница, чтобы принимать людей. Туризм —это способ зарабатывать деньги. Старообрядчество в нашем случае, на мой взгляд, это духовный фундамент для возрождения села, наряду с экономическим. У старообрядцев всегда был внутренний устав — церковный. А есть бытовой: устав уклада жизни, который подчиняется церковному. И все будет хорошо, если жизнь мы организуем именно так. Если нет — получится обыкновенное село, где люди будут пить и ругаться нехорошими словами.

На развитие села с помощью туризма надеется и Виктор Ильин в Казанском. Чтобы люди захотели в деревню переехать, ее надо показывать, считает он. У него уже есть несколько гостей, которые бывают у него регулярно. Для них, а также для новых туристов, он построил еще один дом, к нему — баню.

– Диким образом к нам приезжали люди, мы размещали их в старом домике, — говорит Ильин. — А потом оформили статус туристической усадьбы, и теперь работаем в этом направлении. Приезжают из городов Кузбасса, иногда бывают и местные. Мы предлагаем баню, рыбалку, охоту. А скоро откроем музей русского быта.

Переехавшая в Казанскую из Новокузнецка Людмила Шеревере с мужем уже не только построили дом, но и поставили несколько ульев. Тоже начинают с подсобного хозяйства.

– У нас в Новокузнецке проблемы с экологией, — Шеревере оглядывает свою усадьбу и вдыхает таежный воздух. — Много заводов, построили ещемарганцевый, планируют строить ртутный. Многие уезжают, вот и мы решили: будем поближе к природе.

Возрождением деревни Виктор Федорович занимается теперь не один. Помогают новые соседи, районная администрация. Сейчас Ильин добивается отсыпки дороги гравием. Так что пока главным двигателем развития населенного пункта все равно остается он сам. Совсем как сто лет назад, когда на пустом месте строил деревню его дед. 

Читайте в рубрике «Общество» Мы новый град построимВозможно ли перенести столицу России за Урал — и надо ли? Мы новый град построим

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»